Дики Банненберг: «Я никогда не притворялся своим отцом»

Возглавляемая Дики Банненбергом и Саймоном Роуэллом, компания «Bannenberg & Rowell» неоднократно становилась лауреатом международных премий за яхтенный дизайн, находится она в Лондоне. Банненберг более 15 лет работал вместе со своим знаменитым отцом Джоном Банненбергом и убежден, что его компания обязана идти по тому новаторскому пути, начало которому положил Джон в 60-ые годы прошлого века.

В то время как Роуэлл является креативным диектором фирмы, Банненберг отвечает за сохранение главных ценностей бренда «Bannenberg» и всегда имеет четкое представление, какой продукт должен получиться в студии. В общих чертах, он больше фокусируется на коммуникации с клиентами и коммерческой стороне дела, но в отдельных случаях они с Роуэллом взаимозаменяемы, когда требуется найти новых клиентов или новых поставщиков материалов и мебели. В этом интервью Банненберг говорит начистоту об уроках, полученных от своего отца, что еще может предложить «Bannenberg & Rowell» помимо дизайна интерьера и каким он видит будущее.

— Что для вас самое трудное в роли дизайнера мегаяхт?

— Самое трудное — предложить новому клиенту нечто свежее и неизбитое. «В последней работе ты уже показал все, на что способен» сидит в мозгу и постоянно напоминает о том, что дизайн как процесс периодически требует «перезагрузки». Самые щекотливые ситуации возникают тогда, когда клиент имеет какие-то свои представления и не спешит ими делиться, несмотря на все наши усилия выяснить предпочтения (и антипатии), в итоге они всплывают уже после того, как готова первая презентация проекта.

— Быть сыном одного из «гигантов» яхтенного дизайна, вероятно, несет свои преимущества и недостатки. Можете привести такие примеры?

— Да, это правда. Я не жалуюсь на недостатки, но слава Джона действительно имеет огромное влияние. Нужно иметь определенную эмоциональную устойчивость, чтобы постоянно слышать о его таланте, обаянии, умении продавать, щедрости и прочих положительных качествах. С другой стороны, я никогда не притворялся своим отцом и занимаю совершенно иную позицию в студии, это служит мне надежным экраном от прямого сравнения. К счастью, мне никогда не приходилось быть в ситуации, когда кто-либо говорит: «твой отец сделал бы это лучше».

Читайте также  Яхты Mulder Flybridge: современная классика отдыха.

— Какие наиболее важные уроки вы получили от своего отца, и что из них пригодилось вам в собственном бизнесе?

— Я научился ничего и никого не бояться. Плюс я перенял от него способность (а значит, мне не было нужды специально учиться этому) хорошо ладить с людьми, что тоже очень важно.

— Вы продали свою компанию по управлению проектами мегаяхт. Чем было обосновано такое решение?

— Компания «Marblehead» появилась в середине 90-хх годов прошлого века, когда мы закончили полную модернизацию яхты «Talitha G». Это было разумным, зная лодку от и до, взять на себя ее дальнейший менеджмент. Затем мы взяли еще несколько яхт, изначально это были только спроектированные нами лодки, но к ним присоединились еще парочка других. Это было увлекательно, но, в конце концов, я решил, что это неправильно – заниматься менеджементом яхт в дизайнерской студии, да и дизайнерский бизнес стал расти. Мне также показалось, что существование двух компаний вносит путаницу и сумятицу в работу. Поэтому я был крайне счастлив, когда в 2009 году мы провели ребрендинг и снова остались один на один с дизайном. Это была окончательная точка в той многолетней хаотичной эпопее.

— Существуют ли сейчас какие-либо модные тренды для дизайна интерьеров и если да, то можете описать их?

— Нет. Я многих раздражаю тем, что отказываюсь называть тренды. Отрасль слишком разнородна, не говоря уже о клиентах, слишком велика вероятность потерпеть фиаско при попытке выделить тренд.

— Что вам нравится больше: создавать классические яхты типа «Blue Bird» или современные мегаяхты типа «Lady Petra»?

— Боюсь, мне нравится и то, и другое, как бы вам не хотелось склонить меня к чему-то одному. На самом деле, обе лодки, которые вы упомянули, были одинаково важны для нас: «Blue Bird» стала «эстафетной палочкой», переданной следующему поколению Банненбергов, а «Lady Petra» — наша первая (и возможно, единственная) яхта, спроектированная для владельца судостроительной верфи.

Читайте также  Герои нашего времени

— Вы позиционируете себя как дизайнера мегаяхт, но некоторые представители отрасли говорят о вас, как о дизайнере интерьеров. Это вас волнует?

— Я считаю, это справедливо. Мне это не волнует как таковое, но я стараюсь изменить это восприятие. Нам уже случалось разрабатывать дизайн экстерьера для таких производителей как «Abeking», «Lürssen», «CMN», «Oceanco» и «Benetti». Это всего лишь вопрос времени и когда-нибудь появится яхта, полностью спроектированная «Bannenberg & Rowell».

— Учитывая огромное количество мультимиллионеров во всем мире, почему, по вашему мнению, число суперъяхт гораздо меньше?

— Как говорил мой отец, никому не нужна яхта сама по себе. Такая покупка ко многому обязывает и далеко не каждый мультимиллионер считает ее важной и готов подвергнуться пристальному вниманию, связанному с ней. Я вполне могу понять такую точку зрения.

— Как, в нескольких словах, вы видите идеального клиента?

— Решительный. Открытый. Веселый.

— Если заглянуть в «хрустальный шар», какая лодка будет на вашей чертежной доске в 2023 году?

— Это принципиально новая 80-метровая лодка, дизайн экстерьера и интерьера разработан компанией «Bannenberg & Rowell», владелец – один из магнатов «новой волны».